Новости
6 сентября 2017, 13:07

Тевье-молочник и другие

В Томском театре драмы ставят притчу о жителях деревни Анатовка

7 октября в Томском театре драмы состоится премьера спектакля “Поминальная молитва”. Пьеса Григория Горина, созданная по мотивам произведений еврейского классика Шолом-Алейхема, уже давно стала легендарной. История о мудром Тевье-молочнике, способном с улыбкой принимать самые тяжелые испытания, и о людях, которые его окружают, выдержала череду громких сценических и экранных воплощений. Обращался к “Поминальной молитве” и Томский театр драмы. Поставленный в 1991 г. спектакль стал долгожителем и не сходил со сцены двадцать лет. И вот сегодня театр вновь обращается к этому материалу. “Поминальную молитву” ставит заслуженный деятель искусств РФ, главный режиссер Томского областного театра драмы в 1991–1996 гг. Олег Пермяков. Он рассказал нам о том, как идет работа над новым спектаклем. — На первой репетиции “Поминальной молитвы” я сразу сказал актерам: “Назад я не оглядываюсь”. Я репетирую так, как будто я в первый раз в жизни прикоснулся к этой пьесе. Конечно, как режиссер, я готов к любой пьесе, я прихожу к актерам, зная многое и про пьесу, и про ее автора. Но я никогда не знаю конечного результата! Так меня учила Мария Иосифовна Кнебель: “Если вы знаете, как ставить спектакль, то лучше его не ставить”. Чтобы спектакль оказался живым, я лично себе даю установку: я открываю в первый раз этот путь, по которому иду вместе с актерами. Я не возвращаюсь, я прихожу в новое течение жизни. — Пьеса Горина на протяжении вот уже нескольких десятилетий остается актуальной. К ней вновь и вновь обращаются театры. В чем секрет такой популярности? — Сегодня горинская пьеса опять в фаворе, она идет во многих городах. И даже спектакли, поставленные по “Поминальной молитве” два, три года назад, сегодня становятся лидерами в театрах. По одной простой причине — в них идет разговор о том, как человек делает выбор в невероятно сложных, трудных ситуациях. В этих ситуациях что-то совпадает с современностью, что-то нет. Ясно, что сегодня в городе Т. или в городе Н. мы с вами не будем свидетелями погрома. Но манифестации, возмущение, несправедливость, унижение нашего человеческого достоинства — это существует. Я думаю, что много совпадений этой пьесы и нашего сегодняшнего дня. Находить и формулировать их мне не хотелось бы. В спектакле очень важно существование некоего живого организма — деревни Анатовки. В этой деревне кто-то хитер, кто-то глуповат, кто-то умен, но вместе с тем это сложившееся ядро. Здесь все научились друг другу прощать, пусть даже обманывая, хитря, но не это является сутью. Тот же урядник может сесть рядом с Тевье и пропить все деньги, какие у него есть. Рядом с Тевье люди, с которыми он давно живет, и будет жить дальше. И на эту жизнь неожиданно начинается наступление с разных сторон. Вековое существование начинает разрушаться. Эта тема актуальна всегда — и в дореволюционной России, и в советское время всегда ломали именно живую жизнь, человеческие взаимоотношения, выстроенные веками. — Почему вы решили самостоятельно взяться за оформление этого спектакля? — В 1991 г. мы сочиняли оформление спектакля вместе с художником Александром Толмачевым. Саша Толмачев ушел от нас, и я оказался в роли художника. Оформление спектакля, поставленного в 1991 г., было все же чуть бытовым. Жанр сегодняшнего спектакля — притча. Притча предполагает то, что является вековой составляющей. Притча — это то, что происходило с людьми, происходит и будет происходить. И та деревня Анатовка, которая раньше была подкрашена, “зафактурена”, теперь станет более условной, приобретет почти библейскую чистоту. За время существования спектакля в нем было две телеги. Обе были настоящие, покупались в деревнях. Я лично выезжал в деревню, чтобы отыскать телегу. Первая телега была очень хорошая — удобная, “живая”, то есть использовалась в хозяйстве. Но с наступлением весны хозяин забрал эту телегу, она понадобилась ему для работы. Отыскали вторую, и эта телега о сталась в театре до сих пор. Мы будем ее использовать, но тоже трансформируем. Раньше она была обклеена мешковиной, теперь превратится в такой чистый стол — выскобленный, почти белый. — Как вы оцениваете актерскую труппу Томского театра драмы? — Перед тем, как сделать распределение ролей, я познакомился с актерами, посмотрел два спектакля. И зная рядом живущие труппы, могу сказать, что в Томске очень сильная труппа. Евгений Васильевич Казаков (в спектакле он будет играть роль Тевье-молочника — Н. З.) — первоклассный актер, он в профессии много чего знает и много чего умеет. Голдой остается, несомненно, Валентина Бекетова. Мы знаем друг друга очень хорошо, и мы найдем новые созвучия. Очень интересные новые актрисы — Татьяна Темная, Елизавета Хрусталева, Екатерина Мельдер, они будут играть дочек Тевье — Цейтл, Годл и Хаву. Роль Перчика репетирует Данила Дейкун, Урядника будет играть Ваня Лабутин, они очень увлеченно включились в процесс. — В “Поминальной молитве” будет звучать живая музыка. Для участия в спектакле приглашен кларнетист из Томской областной филармонии Всеволод Ивашковский. Почему вы выбрали именно этот музыкальный инструмент? — Музыка — это разговор с Богом. Живая музыка воздействует на души зрителей напрямую в отличие от фонограммы. В спектакле будет звучать еврейская народная музыка в современной обработке. А у еврейской нации два любимых инструмента — скрипка и кларнет. Я выбрал кларнет, мне кажется, у него животрепещущий голос. И духовой инструмент — это дух музыканта. Автор интервью Наталья Загурская

ФОТО (Вероника Белецкая) “Томский Обзор” https://obzor.westsib.ru

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg